21:24 

lock Доступ к записи ограничен

Vega-216
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

20:20 

lock Доступ к записи ограничен

Нежная Валькирия
Я смотрю, ты нашла мои антенны любви. :)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

19:59 

Осень

Kvellisa
Я тыщу планов отложу На завтра. Ничего не поздно. Мой гроб ещё шумит в лесу. Он — дерево, Он нянчит гнезда. © Франтишек Грубин
Что такое осень? Это глюки,
Что тебе и жарко, блин, и холодно.
Греешь замерзающие руки
О свою пылающую голову.

Что такое осень? Это сопли,
Что в носу застряли – не вылазят.
Осень нас, как хлебушек, посолит
Всякою противною заразой.

Что такое осень? Это листья,
Золотая седина деревьев.
Свод небесный холодом укрылся,
И роняет капли, словно перья
улетающих птиц. Клин за клином летит в небесах, растворяясь в бездонной, бездонной туманной дали. Слышишь, Лето короткое? Встань, за тобою пришли! Ты рассыплешься в прах…бледно-жёлтый, сияющий прах от последнего солнца, что греет. Пока ещё – да, только скоро оно будет только светить и слепить.
Превратится в блестящее нечто простая вода.
В очень хрупкое нечто, что можно так просто разбить – так сердца разбивают в дешёвых бульварных романах.
Осень – рай остывающий, для беззаботных и странных…

Что такое осень? Это жарко
В куртке, только холодно без оной.

Так живёт наш шарик…синий шарик
Во Вселенной по своим законам.





@темы: Будни, Осень, Стихи

19:57 

Крысолов

Kvellisa
Я тыщу планов отложу На завтра. Ничего не поздно. Мой гроб ещё шумит в лесу. Он — дерево, Он нянчит гнезда. © Франтишек Грубин
Ты заплати. Заплати, не жмись,
Больше мне ничего не надо.
Я заклинатель детей и крыс,
Змей, бургомистров и прочих гадов.

Да. Я всего лишь босой флейтист

Я прихожу в этот город, в зной.
Пыль, да дома, да над ними – небо,
Здесь даже самый упрямый стебель
Не прорастёт на земле сухой.

Да. Я всего лишь флейтист босой.

Слышишь, как флейта моя поёт
С визгом?…
Кто там за флейтой идёт вперёд?
Крысы.
Видишь, как тонут они в реке?
Тонут.
Лижут следы на речном песке
Волны.

Ты заплати. Заплати, не жмись.
Коль не заплатишь – не будешь рад.
Я заклинатель детей и крыс,
Гадов, как ты. Ты – последний гад!

Слышишь, как флейта моя плетёт
Сети?
Кто там за флейтой вперёд идёт?
Дети.
Видишь, как тонут они в реке?
Тонут.
Лижут следы на речном песке
Волны.



@темы: Литература, Стихи

15:40 

Осеннее

Ardent Rain
Тяжелее всего разочаровываться в себе.
Когда минуты минут заполнены самоедством.
Когда воротит с души, ломит кости и пропадает сон.
Становится стыдно за большинство разов «неотправки»
по точному адресу, известному всем заборам.
Оправдываешь себя воспитанием, честью, силой,
что на деле — страх получить обратку
в виде очередного ведра помоев,
собранного где-то в чужом районе,
но вылитого аккуратно тебе под дверь.
Становится глухо, смешно и горько,
когда пытаешься подцепить холодными пальцами
последнюю сигарету в пачке
после тысячной попытки насовсем бросить.
И куришь в окно. Делишь никотин с осенью.
Ей тоже холодно. И тоже хочется затянуться.
В такие моменты всегда немножко неловко
за себя и свои попытки докопаться до истины.
Всё относительно. У тебя здесь истинного —
березы, напрасно хотящие сохранить зелень,
голая рябина с красными ягодами,
низкая облачность и редкие просветы синевы в ней.
А где-то также истинны — море, песок и пальмы,
соленый воздух, плюс восемнадцать утром
и поезд, везущий людей увидеть эту красоту в октябре.
Сигарета гаснет. Осень забирает себе пепел.
Можно — одеться наспех и пойти ещё за одной пачкой.
Можно — тысяча первый раз пообещать бросить.
Можно — сменить имидж или работу.
А можно... слезть с подоконника, подойти к зеркалу
и потренировать связки
произносить волшебную фразу «на х*й».

© Ardent Rain

@темы: Осень, Настроение, Стихи

16:43 

Visioner
Постмодерн подсмотрен
воздух ночами звенит
отзывается  значит
        мороз
         будет
гулкое небо
гулять
глубоко погружаясь
в отзвуки близкой
         зимы

@темы: Стихи

00:46 

lock Доступ к записи ограничен

Нежная Валькирия
Я смотрю, ты нашла мои антенны любви. :)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

12:09 

Пять невест

Нуремхет
дикий котанчик
Как подошло мне время найти невесту,
Сделал я все, что батюшка наказал:
Выбрал пораньше время, поближе место,
Вышел во чисто поле и стрелы взял.

Их по одной пускал, рассудив нехитро.
Первой, из камня, целился в небосвод.
Пала стрела в болото лернейской гидры.
Пала и скрылась в толще подземных вод.

Следом за ней пустил я стрелу из стали
В застившую глаза пелену дождя.
Пала стрела в степи, где кочевья спали,
Там и ушла в песок у шатра вождя.

Следом за ней пустил я стрелу из бронзы.
Лучше бы не пускал — несчастливый знак.
Пала стрела к соседке. Ее угрозы
Пятое лето слышу в кошмарных снах.

Следом за ней пустил я стрелу из меди.
Яростно в теплом воздухе прожужжав,
Пала стрела у логова трех медведей,
Перепугав играющих медвежат.

Следом за ней пустил я стрелу из глины
В черной тоске — последнюю посылал.
Пала стрела за изгородь в сад старинный,
Юная дева мне ее поднесла.

Ликом бела, нежна и легка, как роза.
Смотрит лукаво: вот, мол, какая я.
Хрупкая — переломится от мороза,
Тонкая, привередливая моя.

Боязно даже тронуть ее руками,
Страшно точёный локоть в ладони сжать...
К черту, найду-ка лучше стрелу из камня.
Вроде у гидры где-то должна лежать.

@темы: Стихи

12:08 

Цари приморья

Нуремхет
дикий котанчик
Братец мой, маленький и глазастый,
Свиток один прочитал с конца:
Что-то про море, у моря — царство,
В царстве, как водится, правит царь.

Мирно жилось под рукой закона,
Где всякий ключ ведал свой замок.
Царь иногда побивал дракона,
Только прикончить никак не мог:

Или поля зарастут бурьяном,
Или ручей потечет золой.
Слухи ходили, что мать смутьяна
Заточена была под землей.

Мол, старый царь подрубил ей крылья,
В цепи железные заковал.
Панцирь ее покрывался пылью,
Жар неугаснувший остывал.

Так и не стало с тех пор покоя,
Хоть на веревку дракона вздень...
Только теперешний царь другое
Тщетно обдумывал каждый день.

Долго искал он себе невесту.
Можно подумать, что ерунда:
Всякой приличной девице лестно
Было ответить владыке "да".

Но ни одна не пришлась по нраву:
Эта уродина, та крива,
Третья в ночи собирает травы,
Да и отец ее колдовал.

Эти две дуры всегда смеются,
Та, что у стенки, всегда молчит,
Эта получше, но косы куцы,
Будто обрезали палачи.

Все в них неправильно: дышат, ходят,
Даже здороваются не так.
Может быть, дело в дурной породе,
Может быть, он еще тот чудак.

Только ни силы в них, ни величья,
Будто и в жилах не кровь — вода.
Глянешь на миленькое обличье,
А за обличием — пустота.

Так он и правил, как жил исконно:
Честно и миловал, и карал,
Взыскивал подать, гонял дракона,
Войско могучее набирал.

Только тоска становилась злее.
Раз встретив ящера у ручья,
Царь подошел и спросил у змея:
— Враг мой, здорова ли мать твоя?

Что было дальше, я сам не помню,
Только старик один говорил:
Царь, мол, спустился в каменоломню,
Переходившую в лабиринт.

Вышел к пещере, где тварь томилась,
Жуткой окутана тишиной.
Вышел, готовясь явить ей милость,
Вышел — и замер как соляной.

Ибо явилась старинной былью,
Песней бессмертной, мечтой живой.
Купол ее исполинских крыльев
Небом простерся над головой.

Ибо могущественней любого
В прежнем величьи она была.
Царь, говорят, осмотрел оковы
И разомкнул их куском стекла.

Сколько отцов потом горевали,
Сколько невесток царь отдавал —
Только женился на этой твари,
Южной короной короновал.

С тех пор в краю этом было вдосталь
Хлеба, и золота, и огня.
Тысячу лет правит их потомство,
Тысячу — если считать меня.

@темы: Стихи

этот плачущий город и есть твоя звезда

главная